《大师和玛格丽特》是俄国作家米哈伊尔·布尔加科夫创作的长篇小说。今天让我们跟着这篇文章去了解一下吧~

慢速版>>>

常速版>>>

听力内容:

Какова была численность свиты Воланда? «Дьявольская колода»

В 1928 году В. Маяковский написал пьесу «Клоп». Последнее действие этой пьесы происходит в светлом будущем. В коммунистическом завтра, построенном всего за 50 лет.

В прекрасном грядущем 1978 года много чудного. Среди прочих достижений науки и техники – «Словарь мертвых слов»: «бюрократизм, богоискательство, бублики, богема, Булгаков». Маяковский считал, что это будет смешно. На самом деле, в 1970-х годах смешно было наблюдать потуги режиссеров и актеров представить эту пафосную агитку на сцене. А все слова, которые автор пятьдесят лет назад похоронил, оказались в 1970-х годах вполне живыми. Даже богоискательство. Комсомольская идеологическая кормежка была суха и изрядно пованивала.

Поэтому в поисках идеала молодые люди бросались в разные стороны. В религию тоже. Поучаствовать в крестном ходе на Пасху было модно. Потому-то в пасхальную ночь на советском телевидении отменялись идеологические запреты. Что только не выбрасывали на голубые экраны лишь бы народ дома сидел!

С Михаилом Афанасьевичем у Владимира Владимировича тоже ошибочка вышла. Как раз в это время началось «второе пришествие» М. А. Булгакова в русскую литературу. Которое, как и положено, сопровождалось чудесами. Первое и не самое важное – оживление литературного органа московской писательской организации.

Журнал «Москва» печатал такую дичь и скучь, что всерьез стоял вопрос о его закрытии. Но вот в двух последних номерах за 1966 год вдруг был напечатан роман «Мастер и Маргарита», и у журнала появился какой-никакой, однако, читатель, живший надеждой, что, может быть, еще что-нибудь в этой дебильной «Москве» напечатают.

Ведь напечатали же Булгакова... Другим чудом можно считать то, что роман Булгакова стал любимой книгой советской молодежи. «Отлежавшись» четверть века, он попал в руки к читателю, не испорченному чтением Фадеева и Гладкова. Этот читатель с радостью воспринимал романную чертовщину, с ходу включался в веселую игру с автором и, даже если чего не понимал, приучен был ориентироваться на интонацию.

Как Шура Балаганов. Роман М. А. Булгакова производил волшебное впечатление! Особенно в Москве. Голая женщина летела на помеле над вечерним Арбатом! В переулке у Моссовета любовь настигала героев, как убийца, и поражала, как поражает молния, как поражает финский нож! В таинственной мгле, сгустившейся у Патриарших прудов, возникал вдруг город Ершалаим! А по вполне узнаваемым адресам бродили черти! Черти появились у Булгакова не сразу.

В первом варианте романа, «Консультант с копытом», сатана появлялся в Москве один, в одиночку он и действовал. Но вскоре автору стало понятно, что сюжет разрастается и Воланду одному везде не поспеть. Пришлось вводить дополнительных персонажей.

Так князь тьмы обзавелся свитой. Так «однажды весною в час небывало жаркого заката, в Москве на Патриарших прудах» высадился небольшой, но деятельный отряд, объединенный одной целью и подчиненный воле одного командира. Так сказать, «спецназ» темных сил. Или, если кому угодно, чертовски удачно работающая банда. С точки зрения организации, оперативники которой в конце романа ликвидируют «нехорошую квартиру» на Большой Садовой улице, это было одно и то же. Упомянутая организация по долгу службы боролась как с бандитизмом, так и с контрреволюцией.

Ребята эти в романе выглядят вполне профессиональными криминалистами. Таковыми они, наверное, и были. Или Булгакову хотелось видеть такими советских коллег Афрания.

Будучи профессионалами, чекисты, собираясь на операцию, рассчитывали «накрыть» на месте трех-четырех фигурантов. Не более. Банда не может быть большой – факт очевидный. Иначе она станет неуправляемой. С другой стороны, бандитская группа не может быть и слишком маленькой. На серьезное «дело» не выйдешь, рук на все не хватит. То, что обычно преступники «работают» группами по 7-8 человек, криминалисты определили опытным путем еще в середине девятнадцатого века.

Просто напрашивалось сравнение с карточной колодой, содержащей по 9 карт каждой масти! Сыщики охотно стали отмечать членов банды различными картами. Ворам тоже понравилась эта карточная символика. Король, конечно, глава шайки.

Его правая рука (и по должности – «мокрых» дел мастер) – валет. Десятка – хозяин притона, «малины». Девятка, восьмерка, семерка – бойцы. Шестерка – бандитский «юнга», молодой человек «на шухере» или «на подхвате». Роль тоже немаловажная, а главное – перспективная. Выпадет из «колоды» кто-то из бойцов – станет «шестерка» «семеркой». Воланд и его свита легко раскладываются в своеобразный «дьявольский пасьянс».

Король – естественно, Воланд, валет – Абадонна, Гелла – десятка, девятка и восьмерка – Азазелло и Фагот-Коровьев. Шестерка, без сомнения, Кот Бегемот. Какие карты еще остались? Туз – это криминальный авторитет, законник и третейский судья. Бандитский «маршал», чаще всего недосягаемый.

Откуда-то сверху он «спускал» решения, обязательные к исполнению даже главарем. Кто в романе – туз, станет понятно, ели вспомним одну из последних глав: – Он прочитал сочинение мастера – заговорил Левий Матвей, – и просит тебя, чтобы ты взял с собою мастера и наградил его покоем. Дама в бандитской «колоде» – пассия короля. Ею в романе Булгакова стала ведьма Маргарита. И, как мы знаем, она прекрасно справилась со своей ролью: быть королевой бала, затеянного в Москве Воландом. О том, что значат таинственные и страшноватые имена подручных князя тьмы, поговорим в другой раз.