Житель Курска поджег своего маленького сына, чтобы наказать его. Об этом сообщил Telegram-канал Baza.

据Baza电报频道报道,库尔斯克居民为惩罚年幼的儿子将其放火点燃。

По данным канала, 5 июля девятилетний мальчик играл дома со свечкой. Он проводил опыты и случайно поджег разлитый спирт. В этот момент рядом с ним находилась его годовалая сестра. Из-за небольшого пожара девочка получила ожоги.

据该频道报道,7月5日,一名9岁的男孩正在家中玩蜡烛。在“实验”过程中,不小心点燃了溢出的酒精。当时,他一岁的妹妹就在他旁边,小女孩在这场小火中被烧伤。

На крики детей прибежали родители и потушили пожар. Однако 38-летний отец мальчика вышел из себя и решил его наказать. Мужчина снял с ребенка штаны, облил ягодицы спиртом и поджег.

家长们在孩子们的尖叫声中跑去将火苗扑灭。然而,男孩38岁的父亲却因此情绪失控,决定惩罚男孩。该男子脱下孩子的裤子,将酒精倒在孩子臀部并点燃。

По данным канала, он это сделал, чтобы мальчик точно понял, что почувствовала его младшая сестра.

根据该频道报道,(孩子父亲)说他这样做是为了让男孩了解一下他妹妹的感受。

Журналистам женщина сказала, что в диком шоке от поступка мужа. У её дочки обожгло голову, шею, руки и ноги, у сына — ягодицы и ноги. В ближайшее время их переведут из реанимации в общую палату.

孩子母亲告诉记者说她对丈夫的行为感到非常震惊。她女儿的头、脖子、胳膊和腿被烧伤,她儿子的臀部和腿部被烧伤。

В итоге обоим детям потребовалась помощь медиков. Сейчас они находятся в детской областной больнице, их состояние стабильно.

现在两个孩子都需要医疗救治,目前他们在地区儿童医院内,病情稳定。

Трое из них временно находятся в доме ребёнка, так как мать лежит в больнице вместе с пострадавшими малышами.

该家庭总共有五个孩子。另外三个小孩暂时住在儿童之家,因为母亲要陪同受伤孩子一起在医院进行治疗。

Самого отца задержали.Известно, что мужчина ранее был судим за грабёж.

父亲本人已被拘留。据了解,该男子此前曾被判犯有抢劫罪。

Госдумы Виталий Милонов подчеркнул, что правоохранительные органы должны тщательно расследовать инцидент, подтвердить достоверность информации и вину горе-отца в совершении преступления.

国家杜马议员维塔利·米洛诺夫强调,执法机构应该彻底调查这一事件,以确认信息的真实性和这位不称职的父亲所犯的罪行。

«Если мужчина действительно сознательно поджег ребенка, пускай даже в эмоциональном припадке, то это очень серьезное преступление. И оно карается длительным лишением свободы. Также его лишат родительских прав», — отметил Милонов.

“如果一个男人真的故意放火烧了一个孩子,即使是在情绪失控的时候,这也是一种非常严重的犯罪。这将会被处以长期监禁,也会被剥夺做父母的权利,”米洛诺夫如是说。